avangard-pressa.ru

А. Адлер и индивидуальная психология - Психология

Итак, мы рассмотрели базовые закономерности процесса психокоррекции. Настало время иллюстрировать их конкретными подходами. Как было сказано выше, в области психокоррекции существует множество разнообразных направлений, каждое из которых основано на системе метафор, описывающих одну и ту же реальность. Наша задача – на примере нескольких психологических учений проиллюстрировать сущность психокоррекции, как интер и интрапсихического взаимодействия субъекта и Другого, как изменения эмоциональной, ценностной, мотивационной и волевой сфер личности клиента и психолога. В качестве «подходов-образцов» выбраны а) классические теории первой половины 20 века и б) направления психокоррекции, наиболее близкие автору настоящей работы. При этом следует отметить, что мы рассматривать «образцы» мы будем в несколько непривычном порядке. Обычно рассказ о современной практической психологии начинают с учения З. Фрейда. Однако концептуальная основа настоящего пособия подразумевает акцент на бытии-в-Другом, в то время как позиция Фрейда (как мы убедимся в дальнейшем) состоит в постулировании разрыва между человеком и его душой. Таким образом, черед классического психоанализа наступит позже, а начнем мы с индивидуальной психологии Альфреда Адлера.

Лекция № 4

А. Адлер и индивидуальная психология

Все боязливые тщеславны, но не все небоязливые смиренномудры

Иоанн Лествичник

А. Адлер (1970—1937) родился в еврейской семье в Австрии. В детстве он был довольно болезненным мальчиком, обуреваемым страхами. В частности, как писал Адлер в своей автобиографии, он боялся пройти через кладбище, лежащее между его домом и школой, в которую он ходил. Однако когда Альфреду было 13 лет, он несколько раз пробежал через кладбище, и так покончил с этим страхом. Адлер получил блестящее медицинское образование и начал работать врачом. Его всегда интересовали проблемы человеческой души. Поэтому, ознакомившись с трудами Фрейда, Адлер примкнул к его кружку. Но сотрудничество Фрейда с Адлером по определению не могло длиться долго. Дело в том, что тогда как Фрейд верил в первичность инстинктов, Адлер верил в то, что человек с самого рождения является активным субъектом бытия. Адлер полагал, что инстинкты «обслуживают» взаимодействие людей, являются следствием проявления человеческого «я». Такой подход не устраивал Фрейда, оперировавшего динамической моделью психики (сознание, подсознание, бессознательное). И хотя в качестве «явной уступки Адлеру» Фрейд признал существование «эго-влечений» (таким образом, Адлер фактически стал родоначальником современной эго-психологии) и, впоследствии, создал структурную модель психики (суперэго, эго, Ид), по сути концепции психоанализа и индивидуальной психологии остались слишком разными. Само по себе понятие индивидуальной психологии (так Адлер после выхода из кружка Фрейда назвал свою концепцию) отсылает нас к уникальности, важности каждого конкретного человека. Какова же эта психология?

Основные понятия индивидуальной психологии:

По Адлеру каждый человек рождается с двумя базовыми чувствами: чувством общности (социального интереса) и чувством недостаточности. Под чувством общности, с моей точки зрения, Адлер подразумевал Любовь как стремление к Единству, к бытию-в-Другом. Однако, утверждал Адлер, каждый из нас должен проявить себя, стать собой, проявить изначальную способность к Любви, достичь Другого, преодолеть недостаток Целостности. Поэтому каждый человек с рождения испытывает чувство недостаточности, «недоцелостности». Ему необходимо пройти через пустоту, через ощущение собственной слабости, чтобы обрести Целостность, чтобы встретится с Другим и обрести самого себя. Как поет лидер группы «Сплин» «Целым был, и был разбитым, был живым и был убитым». Чувство недостаточности сначала описывалось Адлером с физиологических позиций как «неполноценность органов», но затем Адлер перешел на психологические позиции и с этих позиций описал порочный круг невроза, в который попадают люди, которые по тем или иным причинам не смогли пройти через чувство недостаточности. Недостаток полноценных, гармонических взаимоотношений с Другим (как внутри, так и вовне), взаимоотношений, конституирующих здоровую психическую реальность, приводит к появлению стремления к превосходству, т.е. жажды власти, невротической страсти контролировать Другого, чтобы хоть как-то контактировать с ним, хоть как-то проявлять себя. Однако, манипулируя людьми, достигая власти, человек на самом деле все дальше уходит от Целостности, от реальной, всамделишней жизни. Он распадается на части, играя роли, позволяющие добиться псевдоединства, и раз за разом впадает в глубинное отчаяние (причины которого, как правило, им не осознаются (между прочим, можно сказать, что именно Адлер дал импульс развитию теории объектный отношений)). Чем большего «превосходства» он достигает, тем сильнее внутри него чувство собственной никчемности, своей малой ценности. Такой человек одержим комплексом недостаточности, который, согласно Адлеру, возникает в возрасте 3—5 лет. В этом возрасте и формируются уникальный жизненный стильконкретного человека, его истинная самооценка. С этого момента человека ведет за собой какая-то жизненная цель. «Индивидуальная психология рассматривает жизнь человека как целостность, относясь к каждой единичной реакции, каждому движению и импульсу, как к проявленной части индивидуальной жизненной установки» (А.Адлер). В раннем и дошкольном детстве формируется прототип, «ранний вариант личности, воплощающий цель» (А. Адлер). Прототип является основой для той схемы восприятия себя и мира, которую ребенок отныне будет использовать все время. Все, что не противоречит этой схеме, будет вызывать в нем ужас пустоты, обостренное чувство недостаточности. «Рассмотрим, например, как совершаются преступления. Если мы исследуем логику, мышление и мотивы преступника, то обнаружим, что он считает свои преступления не только разумными, но и героическими. Он верит, что достиг превосходства, а именно, он стал умнее полиции и обрел способность превосходить других. Таким образом, в своих глазах он - герой; он не видит, что поступки его демонстрируют что-то иное, очень далекое от героики» (А.Адлер).Если развитие идет по неблагоприятному пути, то человек, как отмечалось выше, все дальше удаляется от первоосновы бытия, от Любви, заражаясь вирусом стремления к власти. Если же развитие является здоровым, то человек борется за Любовь, развивает в себе чувство общности. Стремление к борьбе за Любовь — это позитивное свойство человека, негативная сторона которого и заключается в стремлении к превосходству. В самом деле, пройти через пустоту, — значит недюжинную смелость и волю к победе. Прошедший через пустоту ради Любви человек ощущает связь с Другим внутри и вовне, он принял свою слабость, смирился и дерзнул одновременно. Так он компенсирует свою недостаточность. Если же верх берет стремление к превосходству, то человек (речь идет и о мужчинах, и о женщинах) действует под влиянием жизненных сценариев «мужского протеста», т.е. под воздействием страха перед женственностью, страха перед слабостью, страха показаться «бабой». Так происходит гиперкомпенсация внутренней слабости. Э. Берн описывает одного пациента в «адлерианских» терминах: «На протяжении большей части жизни у него отсутствовали "простые" способности к человеческим контактам. Он не любил и не сражался. Его напряжения накапливались в нем самом. Он никогда не мог разрешить ни одну из своих проблем. Он никогда не мог полюбить какое-нибудь место в жизни или какого-нибудь человека. Он попросту плыл по течению через разные занятия, мимо разных людей, не выражая никаких внешних чувств к этим людям. Такое восприятие мира называется «простой шизофренией» (цитата дана по работе игумена Евмения). Одержимый комплексом недостаточности человек не может выйти за предел себя самого (вспомним здесь, что бессознательное (запредельное) часто символизируется женским началом, которого смертельно боится человек, живущий по принципу мужского протеста), не может трансцендировать себя, ибо до ужаса боится пустоты (во фрейдистском психоанализе данный феномен описывается с помощью понятий страха кастрации и зависти к пенису). В результате он (она) делает карьеру, занимает видные посты, цепляется за любые формы власти, а, по сути, остается запуганным ребенком, остро ощущающим свою «никчемность» и боящимся, стыдящимся проявить себя по-настоящему, ибо всамделашность ассоциируется у него (нее) с «бабьей слабостью». Здесь речь идет именно о гиперкомпенсации. В современном мире существует феномен, уже названный «чумой 21 века». Это – синдром хронической усталости. Множество современных людей ни с того, ни с сего вдруг начинают ощущать физическую слабость и тревогу, смешанную с апатией, жалуются на ослабление способности к запоминанию и головокружения и т.д. Примечательно, что не существует возбудителя этого заболевания, который не присутствовал бы у большинства людей. В чем же причина синдрома хронической усталости? С позиций Адлера можно сказать, что в нашей сумасшедшем мире с искаженной системой ценностей (главное – карьера и «успех», ценность человек определяется его финансами и социальным статусом и т.д.) многие и многие люди страдают комплексом малоценности, а, значит, испытывают болезненное тщеславие. Тщеславие заставляет их выматывать себя, совершая сизифов труд: каждый новый их «успех» только усиливает внутренне чувство никчемности и опустошает непрерывно стремящегося к «власти» человека. И, напротив, идущий к Целостности человек характеризуется андрогинностью, т.е. гармоничным сочетанием свойств как своего, так и противоположного пола (70 — 30). И в этом случае речь идее о компенсации недостаточности. (Адлер говорил о различных сторонах «психического гермафродитизма» и не использовал термин «андрогинность», но имплицитно он это делал.) Вернемся ко понятию жизненного стиля. Вышесказанное можно схематизировать (схема дана по работе Сидоренко Е.В.), создав систему координат, где ось абсцисс будет обозначать стремление к общности, силу Любви, а ось ординат — стремление к борьбе (превосходству)

тиран, сила воды, карьерист, псевдолюбовь и т.д. сверхсверхконтроль живые мертвецы Любовь (социальный интерес) Жизненные стили в контексте компенсации/гиперкомпенации

Стремление к борьбе

(превосходству)

«Зрелая личность» — это человек, любящий Других и себя, стремящийся Целостности и активно борющийся за Любовь, за Единство.

«Невежественный путаник» — это человек, стремящийся к Любви, но слишком боящийся борьбы и поэтому не проявляющий себя.

«Живой мертвец» — это человек наподобие маньяка Чикатило, ненавидящий Других, и боящийся более менее адекватно в социальном плане утверждать свое превосходство.

В последней четверти графика находятся те невротические сценарии, которые и составляют основу невроза. «Тиран» — это грубое, прямое проявления власти («я — начальник, ты — дурак»). «Фантазер» - это человек, который кажется, вместо того, чтобы быть. «Если человек пускает пыль в глаза, то это только потому, что он

чувствует неполноценность и не ощущает в себе достаточно сил для того, чтобы

состязаться с другими в чем-то полезном» (А. Адлер). «Сила воды» — это власть косвенная, власть за счет слабости. Скажем, человек может терроризировать всю свою семью симуляцией (часто бессознательной) болезни, поминутно восклицая «Ах, как у меня болит голова». Адлер так говорил об этом жизненном сценарии: «Депрессивные и больные люди всегда являются центром внимания в семье. Таким образом, комплекс неполноценности является источником их силы. Они беспрестанно жалуются, что чувствуют слабость, теряют в весе, и прочее, но, несмотря на это, они сильнее всех остальных. Они подавляют здоровых людей -- факт, который не должен нас удивлять, так как в нашей культуре болезнь может давать определенную силу и власть. (И если бы мы задались вопросом, кто сильнейшие люди в нашей культуре, логично было бы ответить - младенцы. Младенцы правят, сами же оставаясь неподвластными.)»

«Карьерист» — это стремление социальным статусом заменить сердечные взаимоотношения. «Псевдолюбовь» — это «удушение» Другого в объятиях, «приторные» услуги, цель которых — поставить Другого в зависимость от себя. Похожим сценарием является и сверхконтроль. Существует множество невротических сценариев. Общее в них одно: стремление «затащить» Другого в порочный круг своего невроза и таким образом временно избежать необходимости пережить чувство недостаточности, встретится лицом к лицу со своей слабостью. И еще: на самом деле, во всех четырех четвертях речь идет не о людях, не о ярлыках, а о сценариях. И каждый из нас в какой-то мере проигрывает все вышеупомянутые сценарии, «присутствует» во всех четвертях.

Что же должен делать индивидуальный психолог для того, чтобы помочь клиенту? Адлер уподоблял процесс психокоррекции процессу воспитания. По сути, психолог — это мудрый родитель, цель которого, принимая личность своего подопечного, относясь к нему с любовью и уважением, помочь последнему изменить свои жизненные сценарии, пройти сквозь пустоту, обрести способность любить и бороться за Любовь. Итак, во время психокоррекции индивидуальный психолог а) поддерживает клиента, дает ему то, что недодали родители, протягивает ему руку сквозь пустоту и б) пресекает попытки клиента манипулировать им, втянуть его в систему своих патогенных взаимоотношений и выводит клиента в систему здоровых взаимоотношений (т.е. он прорабатывает различные аспекты проективной идентификации (смотри лекцию о защитных механизмах)). Если возвратится к понятию воспитания, то можно сказать, что психолог воспитывает строгой Любовью, избегая жестокости, баловства, пренебрежения и сверхконтроля, то есть тех действий, которые по Адлеру и приводят формирования комплекса малоценности. «Моя практика все снова и снова убеждает меня, что люди, страдающие неврозом, в детстве были избалованными детьми. Это слово подразумевает гораздо больше, чем просто привычное словоупотребление. Это своего рода понимание жизни -- считать, что другие существуют только для тебя» (А. Адлер). Психолог помогает клиенту, не давая тому «плакаться» в жилетку, и подбадривая ему, демонстрируя ему уважительное отношение и уверенность в успехе психокоррекции. Психолог учит клиента мужественно и с юмором относится к тяжелым жизненным ситуациям. «Пациент приходит к вам "закоренелым грешником" Услышав вопрос: "Где ты был, когда каждый искал свое место в мире?", - он укажет на свою навозную кучу, которая ему мешала. Мы можем ясно видеть, в чем его проблема, в то время как он будет пытаться воздвигнуть для нас препятствия, подобно тому, как преступник старается создать себе алиби. Я вовсе не намерен затушевывать различие между невротиком и преступником. "Если бы меня не мучила бессонница, я бы стал значительным человеком". "Если бы мне не нужно былоцелый день мыть руки, я достиг бы высокой цели". В то время как он пытаетсяпривлечь, наше внимание к одному моменту, мы должны не упускать из видусовсем другой. Он указывает нам на свои затруднения, мы же должны видеть заэтим попытку защитить свое фиктивное превосходство, спасти свое честолюбие.В его словах вы должны всегда слышать: что бы я делал, если бы все этисимптомы мне не мешали? Наша задача заключается в том, чтобы заставить еговысказать в словах то, что он смутно ощущает. На уровне чувств в немприсутствует ощущение огромной собственной ценности. Индивидуальная жепсихология придает большое значение тому, чтобы направить душевное развитиечеловека по нормальному пути с помощью формирования в нужной степениспособности сотрудничества» (А.Адлер). Для этого психолог должен проработать собственные жизненные сценарии, гармонизировать свои собственные взаимоотношения с Другими, установить здоровые связи между своим сознанием и своим бессознательным, встать на духовный путь развития. Тогда, если клиент, скажем, будет агрессивно нападать на психолога, то последний не ответит ему жестокостью или пренебрежением, не «скатится» к баловству или сверхконтролю, а покажет клиенту, что принимает его боль, любит его самого, но не будет действовать по правилам патогенного сценария. При этом психолог прояснит сущность этого сценария и поможет клиенту его изменить в рамках психокоррекционных взаимоотношений. Альтернативой невротического сценария злокачественной агрессии будут именно взаимодействие с психологом (моделирующее поведение психолога). То же самое относится и ко всем другим вариантам психокоррекционных сессий. В ходе своей работы Адлер использовал, прежде всего, работу с убеждениями и желаниями с помощью слова и проигрывания ролевых взаимодействий.

Важно отметить следующее: Адлер едва ли не первым понял, что патогенные жизненные стили конкретного человека очень трудно изменить без изменения системы сценариев, направляющих жизнь его семьи. Семья — это самая важная для человека группа, которая формирует его установки, его жизнь. Поэтому Адлер создал особые центры работы с семьей, в рамках которых проводились занятия родительско-детских групп. Соединив детей и родителей в рамках одной психокоррекционной группы, Адлер фактически заложил основы семейной психотерапии.

Таким образом, сбор информации о клиенте по Адлеру обязательно должен включать в себя исследование семейной истории, динамики семейной ситуации развития на все жизненном пути клиента. Важно, каким по счету ребенком человек появляется на свет. Первенцы и единственные дети обладают особенной уверенностью в себе, но зато часто являются эгоцентричными (кроме того, старшие дети могут быть травмированы появлением брата или сестры (эффект «детронизации»)). Вторые дети часто пытаются доказать миру, что они «круче» старших. Зато они деятельны и социально активны. Младшенькие же дети нередко сочетают в себе черты и первенцев, и вторых детей. Естественно, что Адлер предлагал детально изучить историю клиента, обратится к его раннему детству. Однако в отличие от Фрейда, Адлер делал акцент именно на конечной цели, к которой стремится клиент и которая направляет все его действия, на конечной цели (базовой установке), являющейся основой его жизненных сценариев. При этом Адлер считал, что идеальным диагностическим инструментом для прояснения жизненных сценариев является методика анализа ранних воспоминаний. Согласно этой методике клиенту следует тщательно воспроизвести на бумаге свое самое раннее воспоминание, которое затем анализируется психологом и самим клиентом. Обращение к раннем детству конкретного человека именно в контексте его конечной цели действительно помогает прояснить особенности его личности. И здесь не важно, насколько раннее воспоминание соответствует действительным событиям детства. Оно обладает психологической правдой. Биографы Адлера выяснили, что между его домом и школой не было кладбища. Адлер его бессознательно выдумал. Но это воспоминание выразило жизненный сценарий будущего психолога, его жизненный путь. Собственно, с изучения ранних воспоминаний и начинается психокоррекция по Адлеру. Таким образом а) психолог присоединяется к клиенту; б) клиент начинает «присоединяться» к себе; в) психолог получает информацию о клиенте; г) клиент начинает узнавать о себе много нового и д) клиент вступает в область сильных эмоций, переносимых во взаимоотношения с психологом, что усиливает эффект коррекции. «Исследование ранних детских воспоминаний привело к становлению целой важнейшей науки. …. Здесь мы находимся на почве догадки, нонадо уметь извлекать пользу из намеков, из обрывков сведений. И наши догадкидолжны затем подкрепляться другими находками, а иначе весь труд ставится подсомнение. Чем больше мы занимаемся воспоминаниями о раннем детстве, тем большеони подстрекают наш интерес. Начинаешь натыкаться на связи, в свете которыхудивительным образом раскрывается человеческая природа. Детские воспоминания иногда недостаточно отчетливы, и тогда приходится привлекать другие воспоминания. Это ведет к ясности, к пониманию общего. Становятся очевидными развитость или неразвитость Мы-функции. Эта работа потребует нескольких дней. Хорошо, если вам удалось дать пациенту стимул к сотрудничеству. … Человек целен, и мы должны понять эту целостность. Понять стремление к фиктивному превосходству. Нет такого пациента, который не пытался бы скрыть своими симптомами то, что его беспокоит фиктивность этого превосходства. Об этом говорит опыт. Невроз в целом является своего рода тактикой маскировки. За болезнью стоит болезненное честолюбивое стремление пациента представить себя как нечто необычное. Симптомы -- это не более чем навозная куча, за которой пациент надеется спрятаться. Это фиктивное превосходство восходит кпериоду детства, детства избалованного ребенка, от которого он до сих пор неможет освободиться. Ведь это период власти ребенка, когда он считает, чтовсе остальные должны заботиться о нем. Такой порядок молчаливо принимался, атеперь его следует вывести на свет логики» (А. Адлер).

Другая техника сбора информация по Адлеру – это так называемое «опросник семейного созвездия». Т.е. клиенту задаются вопросы о том, каким было его раннее детство, взаимоотношения с родителями, связи со сверстниками и т.д. Кроме того, важно выяснить, каковы сознательные стремления человека, какими он видит свои жизненные цели. Интересно проективной методикой является техника «рассказ об обычном дне». Эта техника сходна с анализом раннего воспоминания. Важно, чтобы клиент сам (причем в письменной форме) делал выводы по результатам использования вышеописанных техник и обсуждал эти выводы с аналитиком.

Когда психокоррекционные (воспитательные) взаимоотношения клиента и индивидуального психолога завершаются (основные конфликты проработаны, жизненные сценарии исправлены, клиент научился ощущать и вести себя по другому, в более здоровом, чем раньше, формате), происходит закрепление достигнутого. Клиент заново формулирует свои цели и внутренне принимает на себя ответственность за свою жизнь.

В конце жизни Адлер совершил нетипичный для выходца из еврейской семьи поступок. Он стал христианином (протестантом). И это, с моей точки зрения, символично. В конце можно сказать, что психокоррекция по Адлеру предусматривает все упомянутые нами во второй лекции этапы: индивидуальный психолог с любовью принимает «воспитанника» (установление раппорта), договаривается с ним о правилах взаимодействия, собирает массу информации, своей убежденностью вселяет в клиента веру в потенциал развития последнего (плюс к этому обращается и к позитивным состояниям раннего детства, что позволяет лучше выстроить рапорт клиента с самим собой), «вкрывает» негативные сценарии клиента, помогает ему выстроить новые, позитивные, «ресурсные» взаимоотношения и развить силу воли и «отпускает» его, после того, как произошло закрепление «нового человека», интеграция новых убеждений и умений в общую структуру личности. В завершении еще раз отмечу, что во второй половине жизни Адлер перешел в христианскую веру (он стал протестантом). Поэтому этап интеграции в индивидуальной психологии Адлера так или иначе включал в себя (и нередко включает) приобщение к высшим ценностям.

Вопросы и темы для обсуждения к соответствующему семинару:

1) Что можно рассказать об Альфреде Адлере, опираясь на его воспоминание о кладбище?

2) Каковы основные положения теории Альфреда Адлера?

3) Каким образом теорию Адлера можно описать, опираясь на принципы целостности и дополнительности?

4) Почему практическая работа в соответствии с концепцией Адлера представляет собой, в сущности, воспитание?

5) В чем отличие компенсации от гиперкоменсации? Приведите примеры соответствующих жизненных стилей. Раскройте понятие комплекса малоценности.

6) Что Вы можете сказать о проблемах «новых русских», опираясь на теорию Адлера?

7) Почему, с Вашей точки зрения, А.Адлер стал христианином?

Практическая работа: (1.5 часа с учетом промежутков времени между упражнениями).

Во время данной сессии слушатели учатся а) работать с внутренними образами и ощущать Другого внутри (внутреннего ребенка) б) подстраиваться к Другому вовне, слушать и слышать Другого человека и в) ставить диагностические гипотезы и использовать принципы целостности и дополнительности (например, работая с ранним воспоминанием, в котором не хватает одной из родительских фигур, слушатель, выполняющий функцию психолога, может предложить партнеру ввести в свое воспоминание эту недостающую фигуру и посмотреть, что получится).

1) Приветствие. 5 минут

2) Упражнение «Я превращаюсь»…3 минуты

3) Упражнение «Шар» 3 минуты

4) Упражнение «Танец в круге» 3 минуты

5) Разъяснение сущности техники «Раннее воспоминание» 15 минут

6) Работа в парах в соответствии с техникой «Анализ раннего воспоминания» («диагностический», «ресурсный» и «коррекционных» аспекты данной техники») 50 минут

7) Обмен впечатлениями к общем кругу. 10 минут

8) Ритуал подведения итогов и прощания. 3 минуты

Лекция № 5